НОВЫЕ СТАТЬИ:
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

Чем закончится «Игра престолов»? Интервью ELLE с Китом Харингтоном

Сериалы сейчас на пике популярности, и в мире нет человека, который не слышал бы про «Игру престолов». В этом я убедилась, сообщив друзьям, что собираюсь на встречу с Китом Харингтоном, — тут же посыпались требования вытрясти из него спойлеры будущего сезона. Никто из кинозвезд, у которых я брала интервью, не вызывал такого ажиотажа. А между тем семь лет назад этот проект стал дебютом для начинающего актера, только что выпустившегося из лондонской театральной школы. «Не вскружил ли ему голову такой ошеломительный успех?» — размышляла я по дороге на встречу с Китом. Но в жизни суровый король Севера оказался не только приятным в общении человеком, но и галантным, невероятно обворожительным мужчиной. Сразу стало понятно, почему избирательные итальянцы Dolce & Gabbana предложили ему стать лицом уже второго аромата линии The One — Grey.

ELLE После обрушившейся славы не появились симптомы звездной болезни?

КИТ ХАРИНГТОН Когда-то мне дали совет, который до сих пор работает: «Не пытайся быть лучшей версией себя». Популярность меня нисколько не изменила — я такой же, каким был десять лет назад. Ну, может, стал чуть наглее.

Как думаете, благодаря чему сериал ­выстрелил?

Все очевидно — он появился во время финансового кризиса, когда людям было необходимо отвлечься от гнетущей реальности. А «Игра престолов» ­стала глотком свежего воздуха: завлекла зрителей в фантастический мир, полный перипетий. И не отпускает до сих пор.

«Если вы неудачно окрасили волосы и цвет получился совсем не таким, как хотелось, нанесите на сухие пряди детский шампунь, наденьте шапочку для душа и нагрейте феном. Затем помойте голову и сделайте питательную маску. Если это не поможет, немедленно звоните своему мастеру». Кристоф Робин, звездный колорист

Но ничто не вечно — финальный сезон не за горами. Грустите?

Конечно, я немного расстроен, что шоу заканчивается. Представьте, я играю Джона Сноу уже семь лет. Очень горжусь этой ролью и как актер полностью себя ей отдал. Зато, когда мы отсняли последние серии, внезапно появилось много времени. Я свободен в творческом плане, так что теперь могу браться за новые проекты.

На какие уже подписались?

До конца февраля я занят в спектакле по пьесе драматурга Сэма Шепарда «Истинный Запад» в лондонском Вест-Энде. Мой коллега по сцене — Джонни Флинн.

А что труднее дается — театральные ­постановки или кинороли?

Определенно, в театре сложнее. Некоторые спектакли были для меня настоящим испытанием. Например, роль доктора Фаустуса, которого я играл несколько лет назад. Это очень глубокий и сложный для понимания персонаж. В отличие от того же Джона Сноу, с которым я практически сроднился. Вообще, игра в театре изнуряет, частенько пугает, приходится вкладывать много сил в роль. Но от этого работа становится только увлекательнее.

Однако Лиз работала над собой постоянно — каждый день актриса заканчивала массажем лица, который делала самостоятельно без помощи косметолога.

Вы всегда хотели быть актером?

В детстве подумывал стать журналистом или писателем. Я до сих пор сочиняю стихи. Но никому их не показываю — очень уж они личные. А актерство выбрал лет в 15, после похода в театр с мамой, где был тронут до глубины души. Захотелось научиться так же восхищать зрителей своей игрой.

Про русский театр что-нибудь знаете?

Во время учебы в театральной школе я проходил летнюю стажировку в Московском Художественном театре. Мне очень нравилось наблюдать за русскими актерами, но особенно меня покорила Москва — невероятный город с сумасшедшей архитектурой и просторными улицами. А какое у вас метро! Вы же туда каждый день ходите, а для меня это был настоящий музей.

А в Лондоне любимые места есть?

У меня такой маршрут: прогуляться по южному берегу Темзы, заглянуть на модную выставку в Southbank Centre, а после поужинать во французском ресторане Clos Maggiore в Ковент-Гарден.

Для кампании парфюма Dolce & Gabbana вы снимались в Неаполе. Как вам город?

Потрясающе! Кроме меня, на съемках не было ни одного актера — только настоящие неаполитанцы. Они, конечно, очень колоритные и жизнерадостные.

Как думаете, аромат The One Grey ­передает эту итальянскую эйфорию?

Он достаточно свеж и легок, но при этом в нем присутствует брутальность. Мне нравится, что носить его можно и в пир, и в мир — как с джинсами, так и с ­костюмом black tie.

«Распыляйте парфюм в сгибы локтей и в ямочку на задней стороне шеи. А вот наносить духи на запястья в корне неправильно. От соприкосновения с одеждой и аксессуарами композиция меняется, да и сам запах исчезает быстрей». Жан-Клод Эллена, парфюмер

ИНТЕРЕСНЫЕ ТЕСТЫ:
информер лунных дней
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
ВИДЕО:
НОВЫЕ СТАТЬИ: