НОВЫЕ СТАТЬИ:
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

Бар Рафаэли – о материнстве, отношениях с телом и принятии себя

Самая известная израильская модель Бар Рафаэли – о балансе, секретах красоты и ощущении счастьяРафаэли – самая популярная (и самая высокооплачиваемая) модель израильского происхождения. Мир заговорил о ней в середине нулевых, когда она начала встречаться с Леонардо Ди Каприо . Бар — воплощение идеала: улыбчивая, светловолосая, с точеной фигурой. На ее счету – больше сотни глянцевых обложек, она снималась во множестве кампейнов и участвовала в модных показах. Сегодня ей 35, она счастлива замужем, продолжает работать – и совмещать это с материнством: у нее трое детей, младшему едва исполнился год. Беседа с Бар — это персональная коуч-сессия по обретению счастья, баланса и принятию себя. Мы встречаемся в Zoom. Рафаэли врывается в холодную киевскую зиму прямо с тель-авивской улицы – и все вокруг тут же заливает солнцем. На ней белая футболка, джинсы, волосы распущены, а на лице – ни капли макияжа. Тут же становится ясно: ее съемка для Vogue UA не содержит преувеличений; скорее, это моменты подлинной жизни Бар. Особой атмосферы кадрам добавило то, что снял их давний друг модели, Саймон Элмалем. Его карьера стилиста и без того была успешной (обложка с Лерой Абовой и множество модных съемок для Vogue UA – его рук дело), но он взял камеру – и открыл в себе новый талант. «Стоял чудесный день, – вспоминает Бар, – не по-зимнему теплый. Саймон вдруг предложил: “А давай-ка немного поснимаем”». Они отправились в дом старого приятеля-коллекционера, Саймон заказал модную одежду, Бар прихватила наряды из своего гардероба – и они отрывались вовсю, миксуя личные вещи с подиумными, на которых еще болтались ярлыки.
Настроение съемке задала не только одежда. «Рождение третьего ребенка тоже повлияло на мое самоощущение, – делится Бар. – Я чувствую себя более комфортно и уверенно, хоть вокруг – сумасшедший мир, который сотрясается от очередных катаклизмов». Через два месяца после того как Рафаэли родила младшего, Дэвида Эзру, грянул карантин. Ее старшей дочери исполнилось три с половиной года, средней — только-только два. Помощников, кроме мужа, не было. Вдвоем они готовили еду, нянчили младшего, развлекали старших, стерилизовали бутылочки, меняли подгузники, купали детей, стирали и убирали, а ночью – вставали к малышу. «Главное было не забыть самой сбегать в душ», – смеется Бар.

«Духи – едва уловимый, но при этом верный способ выразить себя. Не люблю сильные запахи, которые в прямом смысле входят в комнату раньше их обладательницы. Наоборот, женщина должна оставлять шлейф после своего ухода». Кейт Бланшетт, актриса

Даже при таком графике она тренировалась каждый день. Не ради красоты, а ради ощущений, которые дает ей спорт. «Он наполняет счастьем, — признается Бар. – Я чувствую себя более энергичной, если час в день посвящаю фитнесу». Она объявляла мужу и детям: «Не беспокоить!» – и занималась. Чувство на следующий день после тренировки, когда ощущается каждый мускул в теле, и эндорфины, которые вырабатываются при занятиях спортом, – именно то, что мотивирует ее продолжать. Бар зависима от тренировок, но не скрывает, что, если бы ей пришлось заниматься исключительно ради физической формы, она бы выдержала не дольше пары месяцев. «Мне нравится хорошо выглядеть, но прежде всего – хорошо себя чувствовать», — говорит она.

Сейчас дважды в неделю у нее силовые и кардио – с тренером («Только сегодня строчила ему в мессенджер, что обожаю его»), дважды в неделю – пилатес, раз в неделю – йога. «Выходит чуть ли не каждый день. Но это для души, серьезно», – уверяет она.

Мы много говорим о том, как все изменилось с началом локдауна. Бар определенно не тот человек, кто видит в карантине драму, – скорее, ценит возможности. «Побыть дома – лучший отпуск, который только можно себе представить, единственный шанс по-настоящему отдохнуть. Не надо гнаться за новыми местами отдыха, за красивой картинкой в Instagram», – говорит она и действительно наслаждается каждой минутой с семьей («есть в этом что-то заземляющее»). Ее способ расслабиться – не ванна, массаж или спа, а организация пространства, как у Мари Кондо. «Я открываю ящики – и начинаю перебирать. Мне нравится избавляться от хлама: какие-то вещи, куклы, игрушки, одежда, из которых выросли мои дети, — все это раздаю тем, кому пригодится».Бар здраво относится к потреблению: не покупает лишнего («Я против вещей, которые мне не нужны»), сдает макулатуру, не приобретает ничего в пластике, а если нужны бутылки (например, для воды), использует стеклянные – просто моет их и перезаполняет по мере надобности. Они с мужем пользуются гибридными машинами, давным-давно отказались от трубочек для напитков, в магазин не идут без своих сумок, а если шопинг случился внезапно, то Бар складывает покупки прямо в свой шопер. Я спрашиваю, какие экопривычки она прививает детям, но выясняется, что в Израиле детей учат беречь природу с детского сада. «Дети знают, что пластик загрязняет планету. Вчера мы шли по улице, моя дочь увидела пластиковую бутылку. Возмутилась, что ее не выбросили, подняла – и отнесла в контейнер для пластиковых отходов».
Бар из тех, кто легко выходит в люди без макияжа — и тут нет какой-то особенной философии. «Да я просто не успеваю, — хохочет она. — Утром у меня тренировка, ну какой смысл краситься? Потом, не заезжая домой, — супермаркет. Господи, да я даже тени или тон не умею наносить». Для выходов с друзьями или с мужем ее макияж – кремовые румяна Bobbi Brown, тинт Benefit или помада-карандаш Clinique Chubby Stick – и на веки, и на скулы, и на губы. Вот и все – лишь бы текстура была кремовой, а не пудровой. В уходе – тоже без фанатизма и самопожертвования. «Я постоянно меняю средства. Сейчас, например, пользуюсь пеной для умывания Dr. Barbara Sturm, а еще вернулась к Clinique, который любила подростком». У Бар спартанский по нынешним временам набор: лосьон, сыворотка, крем под глаза. «Упаковка, обертка, пластик – все это настолько избыточно», – машет рукой она. С солнцезащитными средствами Рафаэли сохраняет здравомыслие: наносит только летом – и только на лоб. «Ведь в остальное время лицо прикрыто маской, — опять смеется она. – Да мы и не ходим особенно никуда. А ради нескольких минут в день на солнце – не вижу смысла». Beauty-гаджеты и массажеры для дома – тоже не ее конек. «Боюсь, у меня просто нет на это времени. Тут бы успеть умыться да принять душ. Да я даже волосы не сушу: вымыла – и побежала». Эти простые слова звучат как откровение: beauty-невротикам XXI века, которые превратили в религию уход за кожей и внешностью, такое и не снилось.

«Иногда я делаю домашнюю маску из яблочного пюре и меда. Кожа после нее становится гладкой, а цвет лица - свежим». Шанель Иман, модель

Бар периодически ходит к косметологу, причем понятия не имеет ни о названиях процедур, ни о том, какие аппараты и средства используют, – просто наслаждается массажем и прикосновениями. Инъекций или тем более пластики не делает, но предрассудков на этот счет лишена: «Если они помогают женщине чувствовать себя лучше – почему бы и нет? — рассуждает она. – Главное, не начинать слишком рано». Модель предпочитает чистые, свежие, как хрустящее белье, запахи. Каждый день она наносит прозрачный и легкий Byredo Tulipe. «Он пахнет, будто я только что вышла из душа и надела свежевыстиранную одежду. Глоток свежего воздуха».

В Бар нет ничего рокового или драматичного, она расслаблена и естественна в той степени, которую хочется назвать превосходной. Тем интереснее видеть ее в рейтинге самых сексуальных моделей на models.com. Я спрашиваю, как она к этому относится. «Настоящий феминизм – делать то, что хочешь, — считает она. — Даже если речь о фото в бикини. Когда чувствуешь себя сексуальной и пребываешь в ладу с собой, можно делать что хочешь. И не принимать критику на этот счет».

Как бы Бар ни наслаждалась возникшей из-за карантина передышкой, она все же соскучилась – и по моделингу, и по путешествиям. «Я ведь берусь только за ту работу, которая мне действительно нравится». Два эпизода карьеры ей особенно дороги. Один из них – съемка для Sports Illustrated, проходившая в Израиле. Бар радовалась, что команда наслаждается красотой и гостеприимством ее родины, а потом снимки увидит весь мир. Второй эпизод – осенне-зимний показ Louis Vuitton 2010, когда Марк Джейкобс, тогда креативный директор бренда, решил выпустить на подиум самых разных девушек, чья популярность лишь сейчас достигла пика. Концепция шоу подразумевала diversity. Бар гордится, что вышла тогда на подиум – и представляла женщин реального размера. «Конечно, если спросить моих друзей, то все они в один голос скажут, что я худющая, но по модельным стандартам я девушка с формами», — смеется она.
Как и у всех женщин, у нее случались проблемы с самооценкой. «Даже самые красивые девушки мира время от времени сомневаются в себе, — говорит она. — И я не исключение». Тут речь не только о внешности, но и о работе, о материнстве, о самореализации. «Как бы там ни было, я знаю о себе главное: я хороший человек, хорошая мама, хорошая жена. Даже если меня иногда настигает чувство вины, я все равно в глубине души знаю, что со мной все в порядке».

«Решение тут, как мне кажется, в том, чтобы окружать себя людьми, которые ценят тебя и благодаря которым ты чувствуешь себя красивой. Потому что в конце концов я классная – и какое имеет значение, что иной раз не могу влезть в свои джинсы. Ведь не джинсы главное в жизни», — заключает Бар.

Моника Беллуччи говорит, что снятие стресса и расслабление — главные столпы, на которых держится наша молодость и красота. Раз в неделю звезда обязательно принимает ванну с косметическими маслами. «Я обожаю принимать ванну! Эти 45 минут или даже час — бесценное время, которое ты посвящаешь только себе», — рассказывает актриса.

Текст: Алена ПономаренкоФото и стиль: Simon ElmalemПрически и макияж: Moran StavitzkiАссистент фотографа: Dean Ben DrorАссистент стилиста: Or LuzonМодель: Bar Refaeli
ИНТЕРЕСНЫЕ ТЕСТЫ:
информер лунных дней
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
ВИДЕО:
НОВЫЕ СТАТЬИ: