НОВЫЕ СТАТЬИ:
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

Наталия Найда: «Наша школа — моя главная гордость»

Впервые статья была опубликована в журнале Makeup&YOU Professional.Наталия Найда

— С чего началось ваше увлечение beauty-индустрией? Когда вы впервые поняли, что вам интересен мир красоты?

— На самом деле, это не проявлялось в детстве, как у многих девочек, например, когда сначала на себе экспериментируешь, а затем — на подружках. У меня это возникло как хобби, когда я еще жила в другой стране и работала преподавателем в школе. А когда переехала жить в Украину — такое занятие стало возможностью дополнительного заработка. После определенных успехов я стала работать только в этом направлении. Мне стало интересно, я поняла, что развиваюсь, поэтому загорелась целью — создать собственную школу.

По сути, у меня был опыт, который касался салонной индустрии, но не хватало опыта в других направлениях. Я поняла, что есть вещи, которых я не знаю. Поэтому стала учиться, открывать новые техники, участвовать в конкурсах, чемпионатах. Все это ради того, чтобы создать свою школу. Так началась новая страница моей жизни.

— Свой первый конкурс вы помните?

— Это был «Кубок Киева» и я творила в паре с парикмахером Леной Войновой, с которой, кстати, проработала около 10 лет. Я помню, как сильно тогда волновалась. Но уже на втором Чемпионате Украины мне удалось получить серебряную медаль, после чего я активно стала принимать участие в конкурсах, в том числе международных.

— С высоты своего опыта, что можете посоветовать начинающим конкурсантам?

— В первую очередь, человек должен понимать, для чего ему это нужно. По сути, в современном макияже необязательно приходить к конкурсному движению. Я своим ученикам говорю, что всегда должно быть что-то параллельное, т. е. если ты работаешь с клиентами и твоя цель — коммерция, обязательно необходимо найти возможность делать те вещи, которые никогда не попробуешь с клиентом. Например, сейчас все следуют проевропейской модели: стараются быть ухоженными, с неярким, натуральным макияжем, который близок к естественному. Выполняя такой make-up регулярно, визажисту, в конце концов, станет скучно и неинтересно. Поэтому нужно находить возможность выплескивать наружу своe творчество. Это могут быть не только конкурсы, сейчас миллионы вариантов развиваться — можно работать с фотографом, создавать свои коллекции для глянца. Конкурсы дают очень многое, просто ошибочно считать, что участие в них необходимо абсолютно каждому.

«Чтобы усмирить непокорные волоски, не утяжеляя прическу, нанесите немного лака для волос на кисточку для румян и пройдитесь ей по макушке». Лейтон Мистер, актриса

Наталия Найда интервью

— Расскажите немного о своей школе — предмете вашей главной гордости.

— Я очень горжусь своими преподавателями в школе, шестеро из них — не просто участники или дипломанты конкурсов, это мастера-международники. Их становление произошло через ряд конкурсов, которые научили их дисциплине, технике, чистоте и аккуратности. В первую очередь, к преподавателям в школе более завышенные требования, нежели к мастерам, которые просто хорошо делают свою работу. Талант преподавателей в нашей школе позволяет получить очень разноплановое обучение, т. е., помимо общей базы, мы даем возможность изучить целую линейку спецкурсов, которые разрабатываются лично каждым из преподавателей. Наша школа — авторская. У нас есть личные методики и техника, поэтому мы не копируем их у других мастеров, как это делает большинство школ.

— И в чем заключается конкретно ваш авторский подход?

— Так получилось, что мое обучение карандашной технике произошло тогда, когда за плечами уже были 8 лет стажа, клиенты и достаточно успешная карьера в салонной работе. Три дня с тренером сборной Украины Таисией Васильевой добавили к моему опыту точность, гибкость, чистоту и технику — все то, чего так не хватало для удачных выступлений на чемпионатах. Со временем я поняла, что такую же гибкость я хотела бы видеть и в коммерческих работах. Рецепт получился простой — точность и чистота от классической карандашной техники, гармония цветовых сочетаний от художника и логика, бесконечные ответы на вопросы самой себе — вот те шаги, которые легли в основу нашей, уже достаточно известной, авторской методики.

В нашей школе мы используем методику, в которой не важно, каким инструментом ты работаешь: гелем, кремом, карандашом — без разницы! Важно понимать отправные точки, особенности цвета и т. д. Мы создали свою систему колористической адаптации, очень много внимания выделяем именно цвету, но не декоративному, а индивидуальному. В деталях учтено все: сколько модели лет, есть ли у нее пластика, сколько часов она сегодня спала. Также мы совмещаем декоративные цвета с природными, поэтому, когда наши ученики выпускаются из школы, они уже умеют подобрать точную индивидуальную гамму цветов. Я считаю, что колористика — одна из самых больших наших заслуг.

Мы не даем шаблонов, у нас учиться сложно. Зато мы спокойны за своих выпускников, потому что это думающие люди. И мы знаем, что они не станут вспоминать схему, формулу или цветовой тип, в любой ситуации они смогут четко проанализировать и выбрать стильное, грамотное и современное решение. Поэтому наши выпускники очень востребованы.

Макияж Наталия Найда визажист

— Вы говорите, что учиться у вас сложно. А были случаи, когда к вам приходили мастера, которые с первыми сложностями, через неделю, сбегали обратно?

— Ну, так, чтобы через неделю — не было. Случалось, студенты просто переходили на индивидуальное обучение. Также бывало и такое, что мы выдавали не диплом, а лишь обычный сертификат о прохождении курса, так как мы несем ответственность за каждого студента. Мы не даем рекламу в глянце. Нам больше по душе — «сарафанное радио». Это самая сильная реклама, ведь обычно рекомендации дают клиенты и ученики. Хочу подметить, что, когда ты развиваешься как мастер, ты работаешь над своими ошибками, но если ты развиваешься как педагог — работаешь уже над ошибками своих учеников. Что касается сложности обучения, мы создаем реальные ситуации, которые могут ожидать наших учеников в жизни. Да, у нас учиться сложно, но интересно.

Великолепная Элизабет Тейлор далеко не всегда вела здоровый образ жизни, а ее бурные романы вряд ли способствовали здоровому сну и внутреннему спокойствию.

— Как вы заинтересовываете своих студентов, чтобы те не уставали от сложного обучения?

— В первую очередь, здесь играет роль мое высшее педагогическое образование, ведь я — учитель-методист и в школе работала 5 лет, прежде чем заняться beauty-искусством. Поэтому я знаю, как правильно подготовиться к уроку, рассчитать время. Также все, что стоит сейчас в базовой программе, я изначально проговаривала с коллегами, поэтапно, фиксируя, что мы хотим в итоге получить от студентов за урок, максимально и минимально, в какой форме следует подавать информацию.

Мы не практикуем варианты, которые используют другие школы — когда учитель рисует на модели, а ученикам необходимо это повторить, и они, как могут, так и делают это. Первую половину курса преподаватель со всеми студентами разбирает каждую модель, сначала идет анализ, затем устная часть, а уже после — преподаватель показывает свое решение. Мы учим анализировать подбор оттенка одежды, оттенка волос и так далее, и только во время второй половины курса мы даем возможность студентам работать самостоятельно.

— Вы в начале разговора упомянули о том, что салонная работа не совсем творческая. Что важно знать мастеру, чтобы научиться адекватно работать с клиентами и стать востребованным среди них? О чем не стоит забывать?

— Скажем так, салонная работа по площади очень маленькая и поэтому сложная. Как бы нам ни хотелось максимально раскрыться, клиент уже привык видеть себя в одном и том же образе! У него уже есть любимая форма бровей, губ, любимый цвет и так далее. И далеко не каждый готов что-то менять. Существует такая проблема, что чем меньше мы работаем, тем больше мы Боги. Человек только выпускается со школы, а уже думает, что он знает и умеет все, сейчас налетят клиенты, которые будут его слушать и радостно соглашаться на любой цвет, на любую форму и вообще готовы пойти на любые эксперименты. Это ошибочно, ведь каждая женщина хочет быть уверенной в себе, а это происходит тогда, когда она видит привычные черты лица и формы. Очень маленький процент женщин готов меняться капитально и это довольно узкая возрастная категория.

Поэтому большое умение, когда ты слушаешь, слышишь и добавляешь что-то свое. И как бы мы ни хотели покреативить с клиентом, все равно будут рамки, которые он перед вами поставит, за которые вы никогда не сможете выйти.

Нашим студентам мы всегда говорим, что каждая женщина заслуживает того, чтобы ее слушали, и она имеет право нравиться себе такой, какой пожелает. Нам необязательно хвататься за все изъяны, которые хочется изменить, даже если с нашей точки зрения это необходимо. Для вас это некрасиво, а для клиентки — красиво, значит, она права и мы не переступаем через ее желания.

Дженнифер Энистон моет голову аспирином. Густая шевелюра Энистон считается в Голливуде самой красивой, а ухаживать за ней ей помогает обычный аспирин. Перед мытьем головы актриса берет две таблетки болеутоляющего лекарства, растирает их в порошок и добавляет в шампунь. Полученным составом намыливает голову и держит две минуты. Смывает теплой водой.

Наталия Найда работы

Клиент — лицо мастера. Как действовать мастеру, когда клиент просит что-то из ряда вон выходящее и идет напролом? Стоит согласиться, отказаться или все же найти компромисс? — Сложный вопрос. Я расскажу на своем примере, который случился 4 года назад. Ко мне обратилась женщина, которая была достаточно в возрасте и хотела на свадьбу черный макияж. Не серый, не smokey eyes, а именно черный. За счет того, что с ее кожей произошли определенные возрастные изменения, черный цвет акцентировал бы внимание на тех проблемах, которые, обычно, незаметны без косметики. У нас была пробная работа и, понятное дело, я не посмела сказать, что ей это не подойдет, потому что мне бы пришлось озвучивать ее проблемы. Я попыталась увести ее в другую сторону и склонить к smokey eyes, он более мягкий, не такой броский. Мы попробовали — ей понравилось. Я была довольна, выглядело все очень хорошо. Но в день свадьбы с ней работал другой мастер, который сделал ей черные глаза, как она изначально хотела.

Я своим студентам обычно говорю — «что для вас важнее?». А важнее, конечно, сохранить клиента, поэтому необходимо быть очень гибким. Иногда стоит делать то, что изначально не нравится. Таким образом, клиент начнет верить тебе и со временем его можно будет склонить к другим формам и цветам, которые ему идут гораздо больше.

Но если у вас хорошая клиентская база и ваша репутация безупречна — можно и отказать капризному клиенту. Необходимо сделать это деликатно, объяснить, что в таком направлении вы не работаете и порекомендовать другого специалиста. Мы всегда стараемся избегать фраз: «вам это не идет», «это подчеркнет ваши морщины», «это добавит вам возраст» и т. д. В нашей работе важна корректность.

Скажите, в каком соотношении мастерство визажиста это, с одной стороны, — знание и умение реализовать запрос, и, с другой стороны, — креатив и фантазия?

— В любой работе есть заказчик. Если мы работаем в салоне, как бы нам ни хотелось попробовать что-то новое, мы не будем более креативны, чем наш клиент. Он за это платит деньги. Поэтому понятие «я художник — я так вижу» тут не работает, скорее «я рисую так, как видит заказчик». Конкуренция очень жесткая, если мы не будет это понимать, клиенты уйдут к другим.

Что касается конкурсов, там есть четкие правила. Один чемпионат в корне отличается от другого. Я могу сколько угодно говорить «я так вижу», но если я иду вразрез с правилами — мою работу никогда не оценят. Вот если вы работаете с фотографом или для себя — можно фантазировать и проявлять креатив сколько влезет, потому что, в конечном итоге, заказчик — вы сами!

— А что насчет коммерческих сьемок? Какая у них специфика? И как обстоит дело лично у вас?

— У меня сейчас много проектов для зарубежных изданий. Например, с румынским журналом Make up magazine. Также часто работаю с прибалтийскими изданиями, а на данный момент у меня проекты с Америкой и Канадой.

"После нанесения основы под макияж и румян, выровняйте поверхность лица прозрачной пудрой. Затем сбрызните кожу аэрозолем с розовой водой и на секунду прижмите салфеткой. Лицо будет выглядеть безупречно и создастся ощущение, будто на вас нет никакой косметики", – говорит Лив Тайлер.

Одно дело, когда обращаются «нам нравится ваша коллекция, давайте возьмем ее», другое дело, когда ставят задачи и необходимо что-то придумывать, разрабатывать. Я делала ряд ребрендингов для косметических компаний, они говорили, что им нужны в кадре три девочки, они должны быть контрастны, заказчик указывал определенную гамму цветов, стилистику. И те требования, которые передо мной поставлены, перешагнуть я уже не могу. Нужно быть очень гибким.

— А были у вас такие случаи, когда желания заказчика шли совершенно вразрез с вашими? Как вы поступали в таких случаях?

— Были, конечно, но я никогда не отказываюсь от проектов, потому что это всегда — опыт. Вот я недавно вернулась из Румынии, где мы делали обложку Make up magazine. Когда туда летела, я знала, что в сьемке будет задействован публичный человек, которого хорошо знают не только в Румынии, но и в Европе. Мне сообщили, что это мужчина, известный эстрадный певец. У меня случилась истерика — мало того, что я практически не работаю с мужчинами, так еще у этой звезды свой особенный стиль: он всегда в капюшоне, очках, а на лице — фейс-арт. Его настоящего лица никто не видит. У меня стояла задача сделать такой фейс-арт, которого никогда прежде у него не было, учитывая еще наличие капюшона и очков. А под конец вообще сообщили, что это должна быть не одна работа, а как минимум три, и одна из них обязательно выполнена акварелью, которую я вообще не люблю и никогда не практикую. Еще я в принципе не люблю макияж у мужчин, а тем более — фантазийный. В общем у меня была настоящая паника.

Но я очень рада, что участвовала в подобном проекте. Это был словно мини-экзамен. Да и вообще, каждый раз, когда я берусь за что-то неизведанное или то, что плохо умею, — это всегда повышение квалификации и бесценный опыт.

Макияж от Наталии Найды— Как вы считаете, у кого из звезд шоу-бизнеса отличный, близкий к идеалу, make-up? С кем вы, возможно, хотели бы поработать? И, наоборот, кому бы вы хотели кардинально изменить образ? — По поводу последнего вопроса — пожалуй, это Алла Пугачева. Я считаю, это был бы самый интересный проект, так как я очень хотела бы сделать ее совсем иной. А что касается идеального макияжа, мне всегда нравились в этом плане прибалтийские артисты. Я восхищаюсь Лаймой Вайкуле, считаю, что это человек вне возраста. Ее стиль, образ и макияж — тот уровень, о котором я могу говорить очень много. То же самое могу сказать об Ингеборге Дапкунайте.

— Расскажите о своем опыте в судействе на конкурсах? В чем главные сложности этого вида деятельности?

— Самое сложное было, когда я тренировала участников, не имея большого опыта, — тогда даже моей школы еще не было. Я запомнила одну участницу, которой все давалось довольно легко. Другая наоборот — трудилась несколько месяцев, каждое движение ей сложно давалось, поэтому она старалась очень сильно. Я сильно переживала, зная все тонкости и особенности, которые стоят за выполненной работой. Мне дали совет, забыть все, что было ранее, и оценивать работы по факту.

Секреты красоты от Марлен Дитрих: пей кофе без сахара и воду с солью; откажись от мучного и сладкого; ежедневно пользуйся кремом «Лебяжий пух», который придумала сама Марлен. Приготовление крема «Лебяжий пух»: Возьми яичный белок, стакан жирной сметаны, сок небольшого лимона, 50 грамм водки и столовую ложку глицерина. Все составляющие тщательно перемешай и наноси на кожу после приема душа. Настоящий эликсир молодости!

Именно в те годы Наталия Кондратчук и Наталия Крипак попросили меня помочь подготовиться к Чемпионату Украины. В этих мастеров я вложила столько эмоций, что у меня складывалось ощущение, будто я выступаю сама. В ходе работы мы так подружились, что решили открыть собственную школу, и вот уже 9 лет вместе трудимся над общим делом. Настоящее испытание для меня было, когда мы повезли сборную на чемпионат «Невские Берега». Это была наша первая поездка, впервые мы смогли заявить о себе как о независимой сборной команде Украины. Мы ехали в поезде и переделывали свои эскизы, учились делать боди-арт и много чего еще, так как оказалось, что мы не так поняли требования, а было очень мало времени, чтобы все исправить. Тогда у меня было 5 учеников, и мы вернулись в Украину, имея, в среднем, 15 кубков. Этот успех положил большое начало. На сегодня мы считаемся лучшей сборной командой по макияжу.

— И напоследок, что бы вы посоветовали людям, которые хотят пойти по вашим стопам и открыть свои школы?

— Сейчас школ очень много и я негативно отношусь к этому явлению. Считаю, что школа должна возникать тогда, когда человек готов отдавать, а для того, чтобы было что отдавать, необходимо иметь определенный багаж и желание делать это.

ИНТЕРЕСНЫЕ ТЕСТЫ:
информер лунных дней
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
ВИДЕО:
НОВЫЕ СТАТЬИ: