НОВЫЕ СТАТЬИ:
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

Татьяна Нитченко: «Волосы – моя любовь»

Впервые статья была опубликована в журнале «Makeup&YOU Professional».

– С чего началось ваше увлечение парикмахерским искусством? Когда вы впервые почувствовали, что вам интересен мир красоты?

– Еще в детстве. Я любила шить одежду куклам, делала им прически. Потом перешла на маму и друзей. Лет в десять-одиннадцать впервые подстригла подружку. Мы хотели сделать ей каре, но в итоге подстригли очень коротко. Нам обоим потом попало от родителей. В целом говоря, мы с подружками с детства тянулись к красоте по-своему – периодически подстригали друг другу челки на переменах и протыкали на уроках труда уши.

Когда я закончила школу, переехала во Владивосток – вышла замуж за военного – «красивого, здоровенного». Там я долго думала, куда пойти учиться и кем бы стать. Хотела иметь престижную профессию – быть экономистом или бухгалтером. Мама же сказала, что мне нужно быть парикмахером, потому что, когда я трогаю волосы, с ними происходит какое-то волшебство. На тот момент эта профессия считалась обслугой и не была модной: что же тут хорошего, все время в грязной голове ковыряться? Поэтому такой посыл мамы меня удивил: я же хорошо училась, не было троек в аттестате, даже четверок всего лишь три, почему же она советует стать парикмахером, когда у меня есть все шансы поступить в институт?

У меня на тот момент были великие амбиции, а мама считала, что просто нужно быть счастливой, и в понедельник, приходя на работу, не ждать вечера пятницы. Она сказала, что наступят времена, когда хороший мастер своего дела будет получать больше денег, чем средний инженер. Что не нужно соответствовать кому-то или чему-то, а нужно развивать свой внутренний мир и стремиться делать то, что ты умеешь хорошо. Так я занялась парикмахерским делом.

У нас во Владивостоке был очень крутой и сильный колледж, в котором я училась три года. Каждый день с восьми утра до восьми вечера мы практиковались – делали стрижки, укладки. Я получила максимально возможную базу парикмахерского дела, которую с тех пор совершенствовала на всевозможных курсах. Всегда с интересом слушала мастеров, которые приезжали из-за границы, ведь это такой обмен опытом, разный взгляд на волосы у разных этнических групп, разных национальностей, разные способы обработки, разные способы закрепления.

Картофельная маска Джулии Робертс. Оливковое масло холодного отжима часто называют универсальным средством. Его можно использовать как увлажняющий крем для лица, лекарство для укрепления ногтей, питательный бальзам для волос. Джулия Робертс, например, добавляет его в смягчающую маску. Сделать пюре из одной картофелины, добавить в него желток одного яйца и две столовые ложки сливок. Дать массе остыть, выложить маску на кожу лица, оставить на 15 минут, затем смыть теплой водой. Если маску делать один раз в неделю, кожа станет нежной и шелковистой.

– Сейчас, когда у вас уже есть богатый опыт, продолжаете посещать мастер-классы?

– Конечно. Это процесс, который нельзя остановить. На семинары я хожу и для того, чтобы увидеть что-то новое, и для того, чтобы заверить себя, что я действую правильно. Ведь любого мастера периодически посещают мысли, что он делает что-то не то и не так, неправильно, немодно, уже устаревшее. Скажу без стеснения: почти любую прическу я могу сделать, не обучаясь, потому что я очень хорошо знаю истоки, базу, основы. Сейчас осталось мало людей, у которых я могу поучиться, ведь почти у всех я либо уже училась, либо мне нечего у них взять. Но я стараюсь ходить на семинары по новинкам и модным тенденциям. Очень люблю посещать мэтров, людей с большим опытом, все же они преподают правильно и грамотно – несут не сиюминутное, а что-то вечное.

– Кем из мира парикмахерского искусства вы восхищаетесь? Кого можете отнести к этим самым мэтрам?

– Большой список. Все мастера, которые меня поражают, – лучшие мастера в мире. Если, например, брать наших, русских парикмахеров, то неизменный мэтр и гуру в моей профессиональной карьере – это, например, Владимир Михайлович Гарус. Человек, который может открыть самые глубокие тайны стайлинга волос и рассказать, как подстричь волосы так, чтобы стрижка идеально выглядела еще год. Еще Николай Иванович Харьковский, который, к сожалению, уже умер. Он был специалистом в женских стрижках. Его школа открыла мне глаза на многое. Сергей Зверев – непревзойденный мастер, специалист во всех возможных направлениях, будь то укладка, прическа, стрижка, мужская или женская. Человек, которого еще никто не превзошел в моих глазах. Я его знала, еще когда он был не одиозной публичной личностью, а членом команды Союза парикмахеров и косметологов. Они тогда были модные, ездили на чемпионаты, выигрывали их, проводили семинары и мастер-классы, делали шоу. Так, как может причесать и постричь Сергей Зверев, не сможет никто! Вы не найдете в России человека, который все виды работ: укладку, прическу, мужскую, женскую стрижку – делает одинаково прекрасно. Человека, у которого такое ощущение формы, баланса, веса, пропорций. Очень профессиональный человек, очень трудоспособный. Говорить о нем можно вечно.

Если говорить о мире, прежде всего это Vidal Sassoon, человек, который создал, соткал методику парикмахерской индустрии. Еще Alexandre de Paris – шик в прическах, своя гармония, человек, который всегда делал что-то свое, с огранкой индивидуальности, и делал это очень чисто, качественно, красиво. Guido Palau – парикмахер, который работает на самых крутых показах для Marc Jacobs и Alexander McQueen. Творческий коллектив X-pression Creativos – трио парней из Британии, которые безумно креативны и безумно талантливы.

Татьяна Нитченко

– Вы восхитились тем, что Зверев одинаково идеально делает все виды работ. А у вас есть какие-то личные предпочтения? Что вам делать интереснее всего? К чему у вас максимальная любовь?

– Максимальная любовь у меня к волосам. Я одинаково хорошо делаю как мужские стрижки, так и женские. Меня учили три года как универсала, и я одинаково хорошо работаю в любых отраслях. В команду Schwarzkopf меня наняли как преподавателя по длинным волосам, поэтому сейчас в своей деятельности у меня акцент на семинарах по ним. Но сказать, что это – мое самое любимое, не могу. Считаю, что люди имеют к чему-то пристрастие, потому что они в этом вопросе больше понимают. Если нет тайн и вопросов в разных видах деятельности, значит, и любовь есть ко всему. «Я люблю делать это» – синоним к «я умею это делать».

«Женщина выглядит неотразимой, когда улыбается. Помимо улыбки, самый важный фактор красоты — увлажнение кожи». Беойнсе, певица

– Не всегда… Одним классно в своей зоне комфорта – там, где они на вершине, другим же, наоборот, становится скучно, им надо самим себе придумывать проблемы, преодолевать их.

– Все наши большие возможности лежат за зоной комфорта. Я могу сказать так: я редко вообще попадаю в зону комфорта. В основном у меня все время новые проекты, я очень много работаю на съемках. Форс-мажоров хватает, хоть вся эта публика – актрисы, режиссеры, хореографы, певицы – всегда не очень изыскательная, а очень консервативна. Обычно для них делаешь что-то понятное, предсказуемое. Но съемка может быть и в чистом поле, где нет розеток, да и вообще ничего. Или тебе заранее не поставили задачу, а «приедем на съемку – и тогда все решим». Я это не очень люблю. Я люблю быть готовой ко всему. А не так, что ты приезжаешь на съемку, тебе нужна конкретная плойка, а именно ее у тебя и нет.

– Есть минимум инструментов, который вы носите с собой всегда, на случай таких форс-мажоров?

– Да, есть стандартный набор. Чемодан, в котором лежат три плойки, два гофре, утюг, фен и шпильки, невидимки, резинки, все виды расчесок и щеток. Базовый стайлинг – бутылок пятнадцать. Еще полотенца, пеньюары. Но все равно бывает так: что-то понадобилось, а именно этого нет. Весь арсенал носить невозможно! Иногда нужны дополнительные волосы, и тут сложно идеально угадать с оттенком, даже если ты видела модель на фото.

– У вас есть парикмахерские табу? Что-то, в чем вы откажете любому заказчику?

– Смотря сколько денег за это платят. У меня бывают такие проекты, в которых я участвую лишь при условии, что никто не узнает, что это делала я. Там я могу делать что угодно, даже то, что мне не нравится. Что касается клиентов, я никогда не буду делать такие химические процедуры на волосах, которые потом ограничат и мою свободу действий, и клиента. Например, ламинирование, химическую завивку. Если клиент будет настаивать, предложу сделать это в другом месте. Во-первых, это портит волосы клиента. Во-вторых, процедуры, во время которых идет очень сильное испарение формальдегида, сильно вредят еще и моему здоровью.

– Вы помните ваш первый семинар или мастер-класс? Почему у вас вообще появилась идея и желание преподавать?

– Так случилось, что преподавательство – основная моя деятельность всю мою жизнь. Учась на третьем курсе колледжа, я уже преподавала некоторые виды работ. У меня бывало, что я могла сделать стрижку, только увидев картинку. Это заметила руководитель нашего курса и поставила меня на урок – сделать стрижку и параллельно объяснить студентам, как я это делаю. После того как я закончила колледж и получила диплом, мне предложили остаться преподавателем. И я преподавала там лет десять, только по выходным иногда работала в салоне. Потом были разные этапы моей жизни. Иногда я меньше преподавала, больше работала в салоне. Но как только я закончила работу в колледже, мне практически сразу предложили контракт в Schwarzkopf Professional, и я начала заниматься преподавательской деятельностью. Это очень влияет на количество клиентов, ведь им нужно регулярно краситься или стричься, а у меня постоянные командировки.

«Мама все время напоминала мне о трех правилах: пей много воды, побольше спи и не кури! Но я честно могу сказать, что далеко не всегда им следовала» - признается Скарлетт Йоханссон, - одна из самых сексуальных актрис на планете.

– В одном интервью вы назвали себя перфекционистом. Только в работе или во всем?

– Скорее всего, меня не так поняли. Я считаю себя, наоборот, не перфекционистом. Может, я как-то неправильно трактую этот термин. Перфекционист достигает своих целей, несмотря ни на что. Я поступаю в зависимости от ситуации. Если вижу, что не смогу сделать работу так, как я хочу, как я ее вижу, то могу остановиться. Неизбежно, что в твоей жизни не будет все так, как ты хочешь. Нельзя предотвратить дождь или задержку рейса. Я не считаю, что нужно добиваться своей цели любой ценой. Особенно когда словосочетание «любой ценой» подразумевает не очень красивые поступки.

– Какие у вас источники вдохновения?

– Чтобы сделать что-то креативное, поистине новое, нужно хорошо знать основы. Много чего выучить, везде поездить, посмотреть, а потом попытаться сделать необычно. А вдохновение существует везде и во всем. Оно валяется на дороге, растет на деревьях. Я иногда могу посмотреть, как сочетается пиджак и юбка у какого-то дизайнера, и сделать из этого прическу.

– Когда создаете прическу, руководствуетесь модными трендами или отталкиваетесь от внешности и структуры волос? Обращаете ли вообще внимание на модные тренды, они задают настроение?

– Это моя основная задача. Поскольку я провожу семинары и мастер-классы, то слежу за всем, что происходит в мире моды. Я слушаю то, что хочет клиент. Создаю максимально комфортную прическу, с которой он будет чувствовать себя круто, удобно, сексуально, нравиться людям и получать удовольствие. Моя задача – сделать максимально комфортной его жизнь. Если ему не нравятся тренды, я не буду их навязывать, потому что каждый живет в своем эстетическом мире, моя задача – максимально выяснить желания, потребности клиента, создать для него работу, которая понравится, он будет с удовольствием платить деньги.

Если я делаю коллекцию для конкурса, то изучаю тенденции конкурса и понимаю, какая коллекция будет там конкурентной. Если я делаю свою коллекцию, можно ничего не придерживаться, смело миксовать определенные текстуры или, например, поработать с какой-то текстурой или элементами, которые я давно не делала. На кастинге я выбираю моделей – выбираю по их физиогномике, техническим данным волос, росту. А если передо мной сидит клиент, смотрю на его лицо, волосы, комплекцию, желание.

– Какие у вас остались впечатления после мастер-класса, что можете сказать об украинских мастерах?

Фрида Пинто.По словам индийской красавицы мама с детства учила ее различным хитростям по уходу за внешностью: «Например, время от времени делать маску из йогурта, что смягчить мою сухую кожу. А еще в Индии в семьях практикуют массаж головы с кокосовым маслом. Не знаю, так ли хорошо это для волос, как говорят, но расслабляющий эффект просто феноменальный. Иногда я делаю его только, чтобы вновь пережить те нежные и теплые моменты, связанные с моей мамой».

– Очень заинтересованные, очень круто учатся, многого хотят, увлеченные. Мастер-класс прошел отлично, потому что было много внимания. Некомфортно обучать людей, которые не заинтересованы. Когда люди хотят учиться, делают это с вдохновением, это добавляет тебе веры в то, что ты не занимаешься ерундой, а то, что ты делаешь, нужно и приносит пользу. Волосы – это не просто узнавание тенденций, это еще и прилежание. А прилежание воспитывается только трудом и упорством. Как раз труда и упорства на моих мастер-классах было много!

ИНТЕРЕСНЫЕ ТЕСТЫ:
информер лунных дней
ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:
ВИДЕО:
НОВЫЕ СТАТЬИ: